Как будет теперь выявляться и как наказываться «незаконное обогащение»?

Вся РоссияКонституционный судкоррупциянезаконное обогащение

Конституционный суд РФ подтвердил законность изъятия имущества у чиновников, в отношении которого отсутствуют доказательства приобретения его легальным путём.unknown

31 октября 2013 года принята Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции, первый международный документ по борьбе с коррупцией. Российская Федерация ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции 08 марта 2006 года, исключив несколько статей, в том числе и статью «незаконное обогащение». Под незаконным обогащением Конвенция понимает значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать.

Неоднократные попытки ратификации, предпринятые как депутатами Государственной Думы (Обухов и Куликов в 2010 году), системными партиями (кампания КПРФ в 2013 году), так и несистемными политиками (проект Навального «20») потерпели неудачу. До настоящего времени в уголовном законодательстве России отсутствует состав преступления, предусматривающий уголовную ответственность за «незаконное обогащение». Следствием отсутствия наказания явилась невозможность привлечь к ответственности чиновников, которые всю жизнь проработали на госслужбе, но каким-то невероятным образом являются собственниками многомиллионных вилл и земельных участков.

Новым этапом в российской антикоррупционной практике является Постановление Конституционного суда РФ от 29 ноября 2016 г. N 26-П, в котором Конституционный суд признал законными нормы права, предусматривающие возможность обращения в доход Российской Федерации земельных участков, других объектов недвижимости, транспортных средств, ценных бумаг, акций (долей участия, паев в уставных (складочных) капиталах организаций), в отношении которых публичным должностным лицом не представлено сведений, подтверждающих их приобретение на законные доходы.

Обосновывая принятое решение, Конституционный суд ссылается и на статью 20 Конвенции ООН против коррупции, при этом подчеркивая возможность гражданско-правовой ответственности за незаконное обогащение:
«Ратифицируя Конвенцию Организации Объединенных Наций против коррупции, Российская Федерация не включила в число своих обязательств (безусловных обязанностей) признание уголовно наказуемым умышленного незаконного обогащения, указанного в статье 20 данной Конвенции (пункт 1 статьи 1 Федерального закона от 8 марта 2006 года N 40-ФЗ), однако это не означает, что она не вправе ввести в правовое регулирование изъятие незаконных доходов или имущества, приобретенного на них, не в качестве уголовно-правовой санкции, а в качестве специальной меры, предусмотренной в рамках антикоррупционного законодательства для случаев незаконного обогащения.»

Применение данной меры ответственности возможно, если публичное должностное лицо и/или члены его семьи приобрели имущество, явно несоразмерное декларируемым доходам за предыдущие три года. Правомочными субъектами для предъявления таких исков являются только прокуроры, что может являться причиной столь редкой реализации предоставленной возможности изъятия имущества в доход Российской Федерации. Согласно данным правовой базы «Консультант Плюс» пока таких прецедентов всего два: это решение Стерлитамакского районного суда Республики Башкортостан (в рамках кассационного производства которого и проводилась проверка конституционности норм), а также решение Советского районного суда города Владивостока. В обоих случаях прокуроры предъявили иски в связи с покупкой роскошных автомобилей, которые были чиновникам «не по карману», то есть декларируемые доходы были недостаточны для их покупки, а чиновники не смогли представить доказательства приобретения автомобилей на законные доходы.

Однако Постановление Конституционного суда открывает возможности и для общественных расследований, по результатам которых материалы могут быть направлены в органы прокуратуры с требованием о предъявлении исков об изъятии незаконно полученного имущества. Поскольку декларации о доходах публичных должностных лиц подлежат опубликованию, то не составит труда сопоставить доходы чиновника и его расходы на вновь приобретенное имущество, отсутствующее в декларациях прошлых периодов. Данный факт указывается и Конституционным судом: «Изъятие такого имущества, по существу, призвано выступать в качестве неблагоприятного последствия получения государственным (муниципальным) служащим доходов от коррупционной деятельности, а сопоставление доходов с расходами позволяет выявить несоответствие законных доходов произведенным расходам».

Кроме новых возможностей по борьбе с коррупцией, Постановление Конституционного суда также является и предупредительным сигналом для публичных должностных лиц, предостерегая их от роскошных трат:
«При таких обстоятельствах потенциальная угроза изъятия имущества, приобретенного на незаконные доходы, выступает мерой общей и частной превенции, поскольку государственный (муниципальный) служащий — имея в виду тщательный мониторинг реальных расходов на дорогостоящие объекты гражданского оборота — должен осознавать бессмысленность приобретения имущества на незаконные доходы и, соответственно, бесперспективность коррупционного поведения.»

Будем надеяться, что позиция Конституционного суда, выраженная в Постановлении от 29 ноября 2016 г. N 26-П, окажется действенным инструментом в общественных расследованиях, а государственные и муниципальные служащие осознают бесперспективность коррупционного поведения.

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

Обязательная информация.

Фонд содействия развитию массовых коммуникаций и правовому просвещению «Так-так-так» внесен в Реестр НКО, выполняющих функцию иностранного агента. Мы обязаны размещать этот комментарий, исполняя требование существующего законодательства, но заявляем, что считаем решение Минюста необоснованным и оспариваем его в суде.

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Яндекс.Метрика