«Черные дыры» бюджета регионального здравоохранения

МоскваНовосибирская областьТатарстанжурналистские и общественные расследованияздравоохранение Новосибирской областикоррупция

Минздрав Новосибирской области потратил более 250 млн рублей на создание единой медицинской информационной системы региона. Де-юре система заказчиком принята. Де-факто она не работает. При этом никто не знает, сколько еще денег и как долго придется в неё вкладывать, чтобы система начала использоваться по назначению. Как появилась эта «черная дыра» и почему никак не схлопнется — об этом расследование «Так-так-так».

Технология: как это не работает

Новосибирский госпиталь № 2. Я сижу на приеме у специалиста. Проведя осмотр, она «будит» компьютер. На мониторе открывается интерфейс программы с заголовком «БАРС» в шапке страницы. Врач делает несколько кликов мыши, пытаясь вызвать какую-то функцию. Наконец, открывается страница для ввода текста, и врач заполняет ее, нажимая на строчки в выпавшем меню. Наблюдаю за процессом с удивлением — раньше нечто подобное я видел только в частных клиниках. Тем временем, на мониторе уже накопилось порядочно текста. Врач пробегает его глазами, недовольно вздыхает. Принимается было что-то править в нем, но рядом сидящая медсестра советует: «Да ну его, пишите от руки». Выхожу из кабинета в легком недоумении и с обычными бумажными направлением и рецептом.

Красивая концепция

Госпиталь № 2 — одно из 96 медучреждений Новосибирской области, в которых к декабрю 2013 года должна была появиться медицинская информационная система «Барс». Этот проект необходимо было осуществить в рамках программы информатизации российского здравоохранения, придуманной Минздравом РФ в 2011 году.

Одной из ключевых идей Программы стала Единая государственная информационная система здравоохранения (ЕГИСЗ). Информатизацию разделили на два этапа. В рамках первого, до 2012 года, должна была быть создана инфраструктура ЕГИСЗ: проложены локальные сети, закуплены и подключены к интернету компьютеры. На этом же этапе началось создание Федерального центра обработки данных. К 2013 году планировалось приготовить все региональные медицинские информационные системы (МИС), после чего наступал второй этап — обкатка системы и доведение ее полностью до рабочего состояния к 2020 году. Все МИС должны быть связаны с Федеральным центром обработки данных, таким образом информация обо всех пациентах страны будет храниться в одном месте.

image

Кто, как и за сколько будет работать над созданием МИС в каждом регионе, решали региональные власти. Главная задача — в 2013 году создать функционирующую систему. В Новосибирской области соответствующий конкурс выиграла IT-компания из Казани «Барс Груп».Однако, в положенный срок, к декабрю 2013 года, полностью работающую программу Новосибирская область так и не получила.

Почему «Барс»?

Мы встречаемся с врачом одного из медучреждений, в которых установлен «Барс» (ФИО врача, а также тип и номер медучреждения не называю по просьбе собеседника). Сидим за угловым столиком. Говоря со мной, врач озирается по сторонам, если приближается кто-то в медицинском халате, здоровается и понижает голос. Он рассказывает мне то, о чем, как я понимаю, в больнице говорить с посторонними не принято.

«Систему «Барс» у нас начали внедрять в 2013 году. Обещали, что наша работа значительно упростится, освободится дополнительное время, потому что не нужно будет ничего писать от руки. Документы пациента от одного модуля к другому будут пересылаться парой кликов мыши. Сейчас на дворе 2015-й, и ничего толком не работает. Я до сих пор все бумаги заполняю вручную, но за это сейчас наказывают, даже, говорят, будут премии лишать, если не работаешь в «Барсе».

Эксперты различных медучреждений, обнаружив, что в заявленный срок «Барс» не заработал, как положено, составили список технологических замечаний к программе. Из выводов, которые они сделали, следует: «Выборочный анализ ситуации и итогов первого года внедрения в промышленную эксплуатацию МИС БАРС показывает неготовность (отсутствие) отдельных функциональных модулей в 50% и более случаев». Более всего экспертов беспокоило, что в системе, одной из главных задач которой является передача статистических данных в федеральный центр, не работала медицинская статистика! Кроме того, врачи отметили множество проблем с заполнением шаблонов (рецептов, выписок и других документов). Этот список со своими предложениями они направили в Минздрав региона.

Несмотря на массу недоработок, с января 2014 года «Барс» начали активно внедрять в медицинских организациях Новосибирской области. Главврачи больниц подписывали акты приемки программы, прикладывая к ним списки претензий к продукту. Например, представитель одной из городских поликлиник в начале 2014 года писал в приложении к акту: «Вследствие отсутствия готовых технологических решений и невозможности проверки конечного результата на соответствие медицинским технологическим процессам не приняты в промышленную эксплуатацию блоки «Регистратура поликлиник», «Расписание поликлиники», «Амбулаторная карта пациента», «Статистика», «Платные услуги…». Только в этом пункте перечислены еще 12 блоков, которые не работали в «Барсе» уже после завершения срока исполнения контракта!

Также в нашем распоряжении есть письмо от августа 2014 года одного из главврачей, в котором автор пишет тогда еще ВРИО министра здравоохранения Новосибирской области Олегу Иванинскому: «Тем не менее, должен констатировать, что результат предполагаемой мною работы в настоящее время не достигнут — комплексное решение по управлению медицинской организацией нами пока еще не получено (спустя более полугода после срока завершения контракта! — прим. автора). <…> Основной причиной, сдерживающей темпы промышленного использования комплексного информационного решения, на наш взгляд, является сам программный продукт».

Для того чтобы привести программу в порядок, лечебные учреждения были вынуждены выделять собственные ресурсы, в первую очередь, время своих сотрудников. В том же письме Иванинскому главврач пишет о том, что из-за неготовности программы персонал больницы вынужден «сохранять традиционно формируемый документооборот. Все это приводит на данном этапе к значительным трудовым и материальным издержкам».

«Изначально позиция «Барса» была такая: они сделали продукт, а тут какие-то люди не хотят его внедрять, — рассказывает Геннадий Рот, главврач поликлиники № 1 Новосибирска, — но, слава Богу, теперь их руководство пытается нагнать то упущенное время, хотя сроки контракта уже кончились. К нам ездят сотрудники компании, обучают персонал, устраняют текущие ошибки. «Барс» не смог вовремя и самостоятельно запустить программу даже в пилотных лечебных учреждениях. То есть, сегодня получилось так, что нам приходится выступать постановщиками задач по доработке программы, врачи тратят свое личное время. Сотрудники «Барса» за это получают деньги, а сотрудники медучреждений за них отдуваются, работают над системой по вечерам».

Кроме того, что больницы вынуждены были помогать «Барсу» силами своих сотрудников, некоторым медучреждениям пришлось заплатить фирме дополнительные средства. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть списки госконтрактов «Барса». Среди них есть множество договоров, заключенных с клиниками Новосибирской области на «модернизацию», «сопровождение» продуктов «Барса», «технические консультации» и т. д. То есть, в ситуации, когда медучреждениям и так приходится несладко из-за снижения бюджетных трат на здравоохранение, они вынуждены выделять немалые суммы на доработку сырой компьютерной программы.

zk9jD261REU

Упорство, с которым правительство Новосибирской области отстаивает интересы «Барса», отвечая на запросы команды расследования, что претензий к подрядчику нет, как минимум, удивляет. Но самое главное — это то, что руководство региона, при очевидных проблемах исполнения госконтракта, вместо того чтобы расторгнуть договор с «Барс Груп» и требовать от него неустойку, выделяет дополнительные бюджетные средства на доработку программы. Почему?

Конкурс и его со-участники

Ответ мы решили отыскать на портале Госзакупок. И сразу же возникли новые вопросы, в том числе, казалось бы, довольно простой: в какую сумму бюджету Новосибирской области обошлись услуги «Барса»?

Из официального ответа Анатолия Дюбанова, начальника Департамента информатизации и развития телекоммуникационных технологий Новосибирской области (ДИИРТТ) следует, что цена контракта на разработку и внедрение ЕГИСЗ составила 175 млн. рублей. Но интересно, что этот контракт называется «Оказание услуг по доработке и внедрению компонентов регионального фрагмента ЕГИСЗ <…>". Доработка и внедрение компонентов, а не создание системы! Логично предположить, что должны быть еще контракты, как минимум, непосредственно на создание продукта.

Нужная закупка, стоимостью 75 миллионов нашлась без проблем. В борьбе за этот заказ компания «Барс Груп» даже не участвовала. Заявились четыре организации, среди которых был «Ростелеком». Все фирмы, кроме него, после рассмотрения заявок не были допущены к участию в конкурсе по чисто техническим причинам: нет описи документов в заявке, нет копии документа, подтверждающего полномочия руководителя. После изучения этих бумаг, я сильно засомневался, что такие ошибки «по невнимательности «могут совершить сразу несколько серьезных компаний, которые собираются потягаться в таком крупном конкурсе. Тем более, по данным из открытых источников, каждая из этих фирм имеет большой опыт участия в государственных тендерах. По мнению других участников, все фирмы, кроме «Ростелекома», были искусственно выведены из конкурса теми или иными способами.

Вот, что рассказывает об этом Андрей Попков, директор IT- компании 2B Group, которая тоже подавала заявку на участие в конкурсе на разработку МИС:

«Нам отказали по чисто технической причине: была не пришита опись документов. Об этой проблеме я узнал от совершенно сторонних людей. Они нам рассказывали, что у нас не готовы документы, говорили, что в них много «косяков», уверяли, что мы не пройдем. Были люди, которые советовали отозвать заявку, некие лица, не совсем понятно, кто такие. Видимо, это были, так называемые, «решатели». Не понятно кто, не понятно, откуда, приходит в офис, какую-то информацию сообщает, уверяя, что работает в каком-то министерстве или имеет знакомых в конкурсной комиссии…».

Руководство 2B Group решило пообщаться с Сергеем Семкой, экс-главой Минпромторга Новосибирской области, ведомства, которое тогда отвечало за этот госзаказ.

«Диалог был такой: мы ему говорим, ну вы же понимаете, что, если будет такое отклонение из-за этой описи, мы пойдем в УФАС? — вспоминает Попков, — Он сказал: «Идите. Я четыре года работаю, еще ни разу УФАСу не проиграл».

УФАС отказал 2B Group в удовлетворении жалобы, позже компания проиграла и суд по этому поводу.

За неимением конкурентов, госконтракт на создание МИС в Новосибирской области получил «Ростелеком». При этом исполнял заказ «Барс». По словам Андрея Попкова, казанская IT-компания просто выступила подрядчиком «Ростелекома».

А на следующий тендер на доработку МИС, в котором разыгрывались уже дополнительные 175 миллионов, кроме «Ростелекома» и «Барса» вообще никто больше не заявлялся. Таким образом, похоже, что «жирная сумма» в любом случае досталось бы казанской фирме.

Интересно, что Попков был не в курсе настоящей стоимости создания медицинской информационной системы. Он, как и другие участники первого конкурса, был уверен, что бьется за 75 миллионов, и был очень удивлен, что основная сумма, которую, в итоге, перечислили «Барсу», как минимум, на 100 миллионов больше.

Как можно объяснить то, что доработка и внедрение программы стоит в полтора раза дороже, чем ее создание? А. Дюбанов, начальник Департамента информатизации и развития телекоммуникационных технологий Новосибирской области, объясняет это так: «Действительно, первый этап — создание системы, а именно разработка, далее разработанную систему необходимо было внедрять и дорабатывать под конкретные требования медицинских организаций«.То есть, внедрение программы стоит на 100 миллионов больше, чем ее создание? Это, как минимум, странно.

Бесконечная доработка

По мнению экспертов из IT-сферы, ситуация, когда необходимо вкладывать большие деньги в совершенствование программы нормальна. Особенно, если речь идет о создании нового продукта. В таких случаях обязательно должны быть расчеты или экспертная оценка предполагаемой стоимости доработки и внедрения. Обоснование стоимости модернизации в нашем случае весьма непрозрачно. Авторы документов закупки ссылаются на некие «письма исполнителей», обнаружить которые нам не удалось.

Но больше всего в документах заказа нас заинтересовало пояснение, почему пришлось заключать контракт на доработку программы. Там, в частности, сказано: «Объем работ по выше перечисленным государственным контрактам не покрывает всей потребности во внедрении компонентов РФ ЕГИСЗ». И тут возникают вопросы к качеству техзадания для разработки медицинской информационной системы. Получается, после реализации этого ТЗ потребовалась доработка, которая стоит в 2,5 раза дороже создания программы. А где гарантия, что задание на модернизацию было полным, и не потребуется новых дорогих работ?

По мнению главврача одной из крупнейших больниц Новосибирской области (как и большинство других медработников, попросившего не называть его имя) денег на совершенствование «Барса» еще может уйти очень много из регионального и даже федерального бюджетов по линии Фонда ОМС (обязательного медицинского страхования). Он считает, что доработка любой программы даже после завершения контракта — это нормальная ситуация, ошибки могут возникать еще долго. А учитывая, что региональные власти настаивают на внедрении именно продуктов «Барса», денег будет выделяться столько, сколько потребуется казанской компании для модернизации своего детища.

Помимо заказов на создание МИС, а затем ее доработку и внедрение, «Барс Груп» получил множество и других госконтрактов, связанных с информатизацией здравоохранения в Новосибирской области. Например, он выиграл конкурс под названием «Разработка и внедрение конфигурации учета финансово-хозяйственной деятельности и документооборота в лечебно-профилактических учреждениях Новосибирской области для нужд министерства здравоохранения». Стоимость контракта — 20 млн. рублей.

Таким образом, сумма, затраченная на создание ЕГИСЗ в Новосибирской области, уже получается не 175 млн. рублей, как сообщает А. Дюбанов, а, как минимум, 270 млн. И это, не считая контрактов, которые заключили с «Барсом» различные медучреждения Новосибирска и области.

Надежные связи «Барса»

В марте 2010 года у премьер-министра Республики Татарстан появился новый заместитель — министр информатизации и связи Республики 27-летний Николай Никифоров. Несмотря на свою молодость, к этому времени он уже успел стать довольно известным в Казани человеком: если верить Википедии, поработал советником премьер-министра Татарстана по информационным технологиям, членом рабочей группы по реализации проекта «Электронное Правительство РТ». А в 2009 году даже был включён в «первую сотню» кадрового резерва президента России.

Так вышло, что через несколько месяцев после назначения нового министра, некое казанское ООО «Барс Груп», у руля которого стоял местный бизнесмен Тимур Ахмеров, получило свой первый госзаказ на несколько сотен тысяч рублей. С 2011-го года «Барс», по информации, найденной с помощью сервиса поиска контрагентов «Контур-Фокус» и сайта Госзакупок, регулярно получает госзаказы в Республике Татарстан уже на миллионы рублей. В общей сложности ООО «Барс Груп» до момента преобразования в сентябре 2012 года заработало на госконтрактах 140 млн. рублей.

В мае 2012 года Николай Никифоров становится министром связи и массовых коммуникаций Российской Федерации. Через несколько месяцев «БарсГруп» реорганизуется, став сначала ЗАО «Барс Груп», а затем АО «Барс Груп». Буквально через неделю после образования, 10 сентября 2012 года компания получает госконтракт Департамента информационных технологий города Москвы на 17 млн. рублей. За три года своего существования, которые практически совпадают с тремя годами нахождения во власти министраН. Никифо рова, АО «Барс Груп» выиграло государственных тендеров на 1,2 млрд. рублей.

image-1

В материале «WhoisMr Никифоров? Карьера и соратники нового главы Минкомсвязи», посвященном назначению Никифорова, издание о высоких технологиях «CNews» написало: «Опрошенные CNews эксперты не исключают, что новый министр будет опираться на людей, которые работали с ним ранее. «Где-то рядом появятся такие фамилии как Ахмеров<…>", — рассказал CNews собеседник, знакомый с деятельностью Николая Никифорова в Татарстане». О давних связях Никифорова и Ахмерова сообщали также tadviser.ru, moscow-post.com и другие СМИ.

Судя по всему, Тимуру Ахмерову давно повезло познакомиться с будущим министром.

В свое время Николай Никифоров поработал в Казани замдиректора ОАО «Современные Интернет Технологии». Эта компания, по информации из ЕГРЮЛ, зарегистрирована по одному адресу вместе с фирмами Тимура Ахмерова, учредителя АО «Барс Груп».

Общий юридический адрес организации «СИТ» и нескольких компаний группы «Барс» говорит, как минимум, о потенциальном знакомстве Никифорова и Ахмерова.

Также, изучая документы из ЕГРЮЛ, мы обнаружили, что существует некое ООО «Небо». Ее соучредителем до 2013 года была одна из компаний Т. Ахмерова, «Барс Венчерз». А еще одним соучредителем до 31 марта этого года было ООО «Стартобаза», в руководстве которой числится Светлана Никифорова, жена министра Николая Никифорова. Выходит, учредитель «Барса» и жена министра еще в этом году были связаны одним проектом.

Связи "Барс груп"

Связи «Барс груп»

Можно ли после этого однозначно говорить об аффилированности между руководством «Барс Груп» и министром связи? Пожалуй, нет. Однако перечисленные факты вполне способны объяснить странное поведение новосибирских чиновников, ну никак не желающих конфликтовать с «Барсом».Быть может, это такая форма повышенного доверия к фирме, опекаемой «самим министром»?

Что будет дальше с «черной дырой»?

Андрей Попков, директор IT- компании 2B Group, узнав о сумме в несколько сот миллионов, затраченных на создание медицинской информационной системы в Новосибирской области, искренне удивляется: «75 миллионов хватило бы на создание МИС! Когда мы заявлялись на этот конкурс, понимали, что там денег хватало всем с избытком. На что можно было пустить 270 миллионов? Я не представляю».

Однако, похоже, 270 миллионов- это еще не предел. По словам главврачей, сегодня «Барс» все еще нельзя назвать готовой медицинской системой. Да, специалисты утверждают, что в 2015 году программа хоть как-то заработала, в отличие от ситуации двухлетней давности, когда закончился контракт, но полностью завершенного продукта до сих пор нет. Поэтому многие больницы помимо «Барса» используют и другие программы, например «1С» или «Доку плюс».

А в это время «Барс» требует все новых денег на внедрение своих продуктов. Летом этого года компания разослала в десятки медучреждений региона письма с предложением купить «расширенный пакет по методологическом у сопровождению программного комплекса». И медучреждения (а, по сути — налогоплательщик и!) уже платят новые суммы.

Сколько еще бюджетных денег засосет в «черную дыру», созданную региональным Минздравом? Ученые говорят, что падение в этот космический объект длится бесконечно долго. Но один из основоположников квантовой космологии Стивен Хокинг недавно высказал предположение, что в конечном итоге «дыра» испаряется. А вот что случится с дырой в бюджете Новосибирской области, во многом будет зависеть от прокуратуры региона, куда мы уже направили материалы этого расследования.

UPD

Недавно мы получили ответ из прокуратуры Новосибирской области. В нем говорится: «Проверками установлено, что модули ЕГИСЗ работают со сбоями и недостатками, что влечет увеличение времени приема пациентов, создает препятствия в нормальном функционировании лечебных учреждений». Прокуратура вынесла по этому поводу представление первому заместителю Губернатора области и направила письмо о необходимости проведения экспертизы программы в УФСБ по Новосибирской области. Так что, продолжение следует!

Илья Кудинов

Опубликовано в газете «Новая Сибирь».

Фото миниатюры взято здесь.

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.