Продолжая работу с сайтом taktaktak.ru, вы подтверждаете использование сайтом cookies вашего браузера с целью улучшить предложения и сервис на основе ваших предпочтений и интересов. Подробнее

Этот сайт использует сервис веб-аналитики Яндекс.Метрика, предоставляемый компанией ООО «ЯНДЕКС», 119021, Россия, Москва, ул. Л. Толстого, 16. Сервис Яндекс.Метрика использует технологию «cookie» — небольшие текстовые файлы, размещаемые на компьютере пользователей с целью анализа их пользовательской активности.

Согласен

Новгородский погром, 319 лет российской печати, годовщина европейского костюма и дело Дрейфуса

РоссияФранцияДрейфусИван ГрозныйНаш календарьНовгородская республикаПётр ПервыйРоссийская печатьцензура

Наш календарь. Такие разные даты. Такие разные воспоминания. И такие разные выводы. Читать внимательно.

452 года окончательного разгрома Новгорода

novgorod-min

Орест Бетехтин. «Опричнина».

Новгородская республика — показательный пример того, как могла бы выглядеть Россия, если бы выбрала европейский путь развития. Более трёхсот лет в Новгороде существовало народное вече, собиравшееся на главной площади по сигналу колокола. Решались самые разные вопросы: избрание и изгнание князей, войны и мира, суда над должностными и уголовными преступниками. Кстати, Новгородская республика — это не территория современной Новгородской области, как можно было бы предположить, а огромная часть русского Севера площадью в пять Франций (туда входили и Псков, и Ладога, и Вологда, и Вятка с Торжком). Мультикультурная республика находилась в центре пути «из варяг в греки»: в Новгороде имелись кварталы, заселенные датскими, норвежскими, немецкими, ливонскими купцами. За счёт меновой торговли новгородцы не знали бед с дорогими заморскими сукнами, пряностями и винами. Конечно, случались и стычки, и торговые войны, но в целом республика процветала до того самого момента, когда Иван Третий в 1471 году обвинил новгородцев в предательстве и вторгся в город превосходящими силами московитов. Семью годами позже республика была окончательно присоединена к Московскому княжеству, а новгородские бояре частично казнены, частично переведены в «служилые люди» и высланы за пределы города — их заменили на более лояльных москвичей. Ганзейские купцы были изгнаны, вечевой колокол снят и увезён. Дабы ничего, как говорится, не напоминало.

Но самые страшные кары обрушились на многострадальный Новгород, уже давно усмирённый, сто лет спустя. Поверив безграмотному и противоречивому доносу некоего бродяги Петра, обвинившего новгородцев одновременно и в желании переметнуться на сторону поляков и посадить на престол своего князя Владимира Старицкого, Иван Грозный предпринял страшный и кровавый поход на Новгород, по пути разорив множество городов и собственноручно удушив митрополита Филиппа: тот отказался благословить его начинание. Геноцид новгородцев начался 12 января 1570 года.

Больной разум Грозного придумал горожанам, в том числе женщинам и детям, самые разнообразные пытки — он варил их живьём в кипятке, поджигал и сбрасывал в ледяной Волхов, волочил за санями, жарил в раскалённой муке. Всего было замучено до 15 тысяч человек — почти половина населения города. На тот же год пришёлся страшный неурожай, и, как говорят, выжившие позавидовали мертвым.

Крайне грустно и символично, что именно в наше время из одиозной персоны этого маньяка пытаются сделать новый культ: установлены его памятники в Москве, Орле и Александрове, Иван Грозный вошёл в десятку самых великих россиян в голосовании «Имя Россия» в 2008 году (обогнав, например, Льва Толстого, Гагарина и Высоцкого).

319 лет российской печати

vedomosti

13 января 1703 года вышел первый номер первой российской газеты «Ведомости». Это было сделано во исполнение приказа Петра Первого: «По ведомостям о военных и всяких делах, которыя надлежат для объявления Московскаго и окрестных Государств людям, печатать куранты, а для печати тех курантов ведомости, в которых приказах, о чем ныне какие есть и впредь будут, присылать из тех приказов в Монастырский приказ без мотчания, а из Монастырскаго приказа те ведомости отсылать на Печатный двор. И о том во все приказы послать из Монастырскаго приказа памяти».

«Ведомости» сразу же были наделены функциями пропагандиста: в первых номерах сообщалось об успешных боевых операциях, о захвате вражеской артиллерии и о согласии главы Калмыцкой орды предоставить в распоряжение Петра 20 тысяч своих солдат. Вообще, надо сказать, за все три века российской печати удельный вес государственной пропаганды всегда был намного выше, чем беспристрастной информации.

Для современной публики петровские «Ведомости» выглядят очень странно: не было ни постоянного формата, ни периодичности, ни установленной цены, и даже от выпуска к выпуску газета называлась по-разному — то «Реляции», то вообще «Эссенция из французских печатных газетов»). Тираж «Ведомостей» сейчас кажется смехотворным: от 500 до 4000 экземпляров, а к 1724 он и вовсе упал до 30 оттисков. Дело в том, что в России не было ни достаточного количества грамотной публики, ни вообще привычки что-либо регулярно читать.

Все материалы «Ведомостей» подвергались предварительной допечатной цензуре, причём цензором и редактором был сам Пётр. Борьба с цензурой и хитрые пути ее обхода стали ключевым моментом для российских журналистов на многие-многие десятилетия. Краткие послабления для печати (закон о вольных типографиях 1783 года, октябрьский манифест 1905 года о «незыблемых свободах слова», отмена цензурного аппарата в феврале 1917) тут же сменялись ещё более драконовскими правилами. Подневольный же статус советской печати был раз и навсегда закреплён афоризмом Ленина из работы «Что делать?»: «Газета — не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор».

Сегодня в России формально нет цензуры. Но о том, как дела обстоят фактически, каждый читатель может сделать самостоятельные выводы.

124 года манифесту «Я обвиняю»

dreyfus

13 января 1898 года во французской ежедневной газете «Орор» выходит пронзительный манифест великого писателя Эмиля Золя «Я обвиняю». Это письмо было напрямую адресовано президенту Филипу Фору и обвиняло его в антисемитизме и противозаконном заключении под стражу капитана Альфреда Дрейфуса. Дрейфус, по отзывам сослуживцев, очень старательный, трудолюбивый и порядочный офицер, был осуждён якобы за передачу секретных данных немцам, без веских улик и оснований. Позже оказалось, что истинный предатель — майор Фердинанд Эстерхази, но Дрейфус продолжал отбывать срок в каторжной тюрьме в Гвиане.

Всемирно известный литератор мог бы отмолчаться, подобно десяткам его коллег, но, как написал сам Золя: «Мой долг требует, чтобы я высказался, молчание было бы равносильно соучастию, и бессонными ночами меня преследовал бы призрак невиновного, искупающего ценою невыразимых страданий преступление, которого не совершал. К Вам, господин Президент, обращу я слова истины, объятый негодованием, которое переполняет всех честных людей. Ваша порядочность не вызывает во мне сомнений, ибо, по моему убеждению, Вы не знаете правды. Да и пред кем еще изобличить мне злокозненную свору истинных преступников, как не пред Вами, верховным судией страны?»

Письмо Золя произвело эффект разорвавшейся бомбы, разделив все общество на дрейфусаров и антидрейфусаров. Писателю грозила статья за клевету, и ему пришлось бежать в Англию на полтора года, до тех пор, пока туда же не сбежал сам Эстерхази, что послужило косвенным доказательством его вины.

Увы, дело Дрейфуса стало только прологом к двадцатому веку, когда для миллионов евреев не понадобилось даже фальшивых обвинений, чтобы расстрелять их, повесить или затравить газом — они были виноваты уже в силу своего происхождения.

322 года европейскому костюму

kostyum

14 января 1700 года выходит указ Петра Первого «О ношении платья на манер (внезапно!) Венгерского».

Указ предписывал «боярам, и окольничим, и думным, и ближним людям, и стольникам, и стряпчим, и дворянам московским, и дьякам, и жильцам, и всех чинов служилым, и приказным, и торговым людям, и людям боярским, на Москве и в городах, носить платья, венгерские кафтаны, верхние длиною по подвязку, а исподние короче верхних, тем же подобным; а то платье, кто успеет сделать, носить с Богоявлениева дня нынешнего 1700 г.; а кто к тому дню сделать не успеет, и тем делать и носить, кончая с нынешней Сырной недели».

В декабре 1701 последовал второй указ, где европейское платье предписывалось носить уже не только знати и чиновникам, но и простым москвичам.

Новые порядки приживались с трудом. Переходу на европейское платье противились; указы приходилось повторять, вывешивать на городских воротах чучела с образцами, брать с ослушников пошлину, а мастерам грозить жестоким наказанием.

Конечно, есть что-то противоестественное в принудительном внедрении модных трендов. Но, с другой стороны, не будь указа, так бы и щеголяли мы до сих пор в кафтанах и армяках, опашнях и, извиняюсь за выражение, кебеняках.

Вопросы по защите прав задавайте в разделе «Консультации». Эксперты всегда готовы вам помочь.
Подписывайтесь на новости «Так-так-так»!
И присоединяйтесь к нам в социальных сетях!
Facebook ВКонтакте Одноклассники Twitter Instagram

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

Обязательная информация.

Фонд содействия развитию массовых коммуникаций и правовому просвещению «Так-так-так» внесен в Реестр НКО, выполняющих функцию иностранного агента. Мы обязаны размещать этот комментарий, исполняя требование существующего законодательства, но заявляем, что считаем решение Минюста необоснованным и оспариваем его в суде.

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.