Хорьки в муравейнике. Зоологический нонсенс бюрократического режима

доступ к информацииправосудиесвобода слова

«А наш политмуравейник-то живой!» — то ли обрадовался, то ли испугался один из посетителей блога первого зампреда правительства Омской области Андрея Бесштанько, когда десятки посетителей министерского дневника массово начали выражать свою гражданскую позицию. Слишком непривычно в Омской области слышать слова «против», тем более — против решений действующей власти.

Собственно, и тема-то была не самая «революционная». Ну, подумаешь, отменили аккредитации для «негосударственных» журналистов на заседания правительства. В итоге мы о деятельности депутатов, избранных нами в Законодательное собрание, о деятельности министров, которые, вроде как, «слуги народные», не знаем ничего. Ну, кроме случаев, когда они говорят классическое «одобрям-с». Это по «12 каналу» показывают.

Хотя наблюдать бюрократическую рутину — занятие не самое увлекательное, ощущение, что твои права попираются, осталось. Ведь о том, что принят некий закон области, которому нам всем предстоит подчиняться (а вдруг я не согласен с ним?!) или о том, что правительство региона вынесло очередное судьбоносное решение — мы узнаём со страниц «особо приближенных» газет и из эфира единственного телеканала, которых по странному стечению обстоятельств на заседания допускают.

Собственно, не нужно впадать в патетику и риторику в борьбе за свои права на информацию. Достаточно открыть Федеральный Закон № 8 от 9 февраля 2009 года «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления». Там чёрным по белому написано:

«…Основными принципами обеспечения доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления являются:

  1. открытость и доступность информации,.
  2. достоверность информации… и своевременность ее предоставления,
  3. свобода поиска, получения, передачи и распространения информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления любым законным способом»… (ст. 4 указанного ФЗ)

П. 5 ст. 6 указанного ФЗ указывает на то, что доступ к информации граждан обеспечивается именно присутствием самих граждан или представителей юридических лиц (журналистов) на заседаниях и коллегиях органов власти.

А вот статью 25-ю Федерального закона № 8 и вовсе стоит процитировать дословно:

«Должностные лица государственных органов и органов местного самоуправления, государственные и муниципальные служащие, виновные в нарушении права на доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, несутдисциплинарную, административную, гражданскую и уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации».

Так чего же боятся министры, когда запрещают «чужим» журналистам вход в зал заседаний? В самом деле, какие тайны витают в здании областной администрации, если ради их сокрытия руководство области фактически идёт на нарушение Федерального закона? Вот, в той же Америке на заседания Конгресса даже школьников водят на экскурсии, и каждый гражданин, например, может прийти и увидеть, чем занимаются избранные им депутаты — проедают просто так его налоги или работают на него. Да и у нас на заседания федерального правительства разрешён доступ любых аккредитованных журналистов — хоть из оппозиционных изданий, хоть из лояльных режиму. Почему в Омской области двери перед журналистами закрыли?

С «неправительственными» СМИ отношения у областной власти вообще тяжёлые, если не сказать тяжкие. Чья тут вина — то ли покупателя, который не голосует рублём, то ли чиновников, которые бояться, как бы чего не вышло — но в Омске, в отличие от соседних регионов, совершенно невозможно достать в киосках «Роспечати», например, критично однажды отозвавшийся о нашей области «Русский репортёр» или журнал «Эксперт». Про «Независимую» или «Новую газету» речи вообще не идёт. «Новое обозрение» или «Деловая среда» — это пожалуйста, а вот «Независимых» газет — «извините, не завозят».

Так и живут простые омичи, не имеющие дома «интернетов», в неведении о том, что губернатор Полежаев и члены его семьи, например, стали частыми героями той самой «Новой газеты». Недавно Леонид Константинович за рассказ премьеру Путину о цветущем сельском хозяйстве области и средней зарплате в 16 тысяч по региону попал в весьма неприглядный список «фантазёров» этого издания. Между прочим, занял в нём почётное третье место — сразу после президента фонда «Федерация» Киселева, который не смог объяснить, куда ушли деньги, собранные премьер-министром Путиным и звёздами Голливуда для больных детей, и президента Чечни Рамзана Кадырова за некоторое приукрашивание подробностей матча бразильской сборной в Грозном.

Как же узнать простым жителям области, до которых не доходит «Новая газета», что наше новоявленное ФБР — Следственное управление Следственного комитета — начало проверку личных банковских счетов сына губернатора — депутата Заксобрания Константина Полежаева и областного министра здравоохранения Юрия Ерофеева? Об этом пишет «Новая» в одном из последних номеров. «Органы» заинтересовал факт закупки «слишком дорогого» магнитно-резонансного томографа для областной клинической больницы, которую возглавляет младший Полежаев. Как стало известно следствию, по словам «Новой газеты», некая фирма предложила областному бюджету томограф вначале за 98 миллионов рублей с двухлетней гарантией, получила отказ — а потом, когда повысила своё «предложение» до 136,5 миллионов за тот же самый аппарат с гарантией всего лишь на 12 месяцев — минздрав вдруг согласился. Итого — на такой «нерешительности» чиновников бюджет потерял почти 40 миллионов рублей. Кто-то потерял, кто-то, наоборот, разжился.

И ведь наверняка на заседаниях правительства тому же Ерофееву вопросы о злосчастном томографе задавались. Но только омичи их не услышали. Потому что «те, которые нужно» СМИ не сочли «политически верным» писать об этом. Другие бы журналисты написали — но они в здании на Соборной площади — персоны нон-грата.

А политмуравейник, действительно, оказался живой. Те, кого профессиональный защитник режима назвал бы «хорьками», вдруг оживились и продемонстрировали редкостное единодушие в борьбе за свободу слова и 8-й Федеральный закон. На предложение открытой дискуссии с онлайн-трансляцией в интернете Андрей Бесштанько не ответил. Оно и верно — в интернете ведь нет видеомонтажёров с областного канала.

Автор: Александр Жиров

Обсуждение в блоге «Так-так-так»

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.