…их судят закрытым судом

Новосибирская обл.Гласностьсуд

На что толкает журналистов система закрытия гласности в судебном процессе?

В Новосибирском областном суде 25 января начались слушания под председательством федеральной судьи Людмилы Родионовны Билюковой по уголовному делу известной организованной преступной группировки Трунова. В составе обвиняемых, чья судьба будет решаться судом присяжных, следующие граждане: А. А. Трунов, С. И. Камарницкий, В. В. Зайцев, В. А. Шевцов, А. Л. Иванов, П. В. Егоров, Т. Н. Дорогаева, К. В. Юпинжан.

Государственное обвинение поддерживают три представителя генеральной прокуратуры.

Со стороны обвинения обстановку согласилась прокомментировать старший прокурор отдела обвинения новосибирской областной прокуратуры Марина Евгеньевна Морковина: «Дело состоит из 204 томов уголовного дела. Около трёхсот свидетелей заявлено в списке обвинительного заключения. Трунов обвиняется по 210, 209 статьям УК РФ (организация преступного сообщества, организация банды), в преступлениях, связанным с незаконным оборотом оружия, в организации 4-ёх убийств, совершённых членами преступного сообщества… Потерпевших в рамках этого дела — 22 человека. Интересы убитых представляют их родственники. С учётом объёмов этого уголовного дела его рассмотрение, возможно, растянется на полгода. В настоящее время по инициативе подсудимых формируется коллегия присяжных заседателей. Когда она будет сформирована, пока ещё неясно. Судебные слушания, по решению судьи, будут осуществляться в закрытом режиме».

Судебное заседание 25января началось в 10ч -30 мин. Незадолго до этого Секретарь судебного заседания стала приглашать собравшихся в зал судебного заседания. Воспользовавшись паузой, образовавшейся до начала судебного заседания, я обратился к стороне защиты с предложением дать свои комментарии по поводу начавшегося процесса. Адвокаты, в отличие от стороны обвинения, явно воздержались от дачи комментариев.

Исходя из этого, можно высказать предположение о том, что закрытое для прессы ведение судебного заседания по этому делу выгодно в определённой степени и некоторым подсудимым лицам. Однако после первого заседания 25 января поступила информация о том, что один из адвокатов обжаловал судебное решение о закрытых судебных слушаниях по этому громкому делу. Рассмотрение его жалобы состоялось15 февраля. Причём пресс-секретарь областного суда Ирина Кошелева, на момент обращения к ней 15 февраля (когда судебное заседание уже шло), не сообщила ни номер судебного зала, в котором шло заседание, ни состав судей, рассматривающих жалобу адвоката. Также ничего она не смогла сообщить (по окончании судебного заседания) и о принятом судьями решении по этой жалобе. Как удалось выяснить из неофициальных источников 27 декабря 2011 года судьёй Билюковой принято решение о закрытых судебных слушаниях с такой формулировкой: «Государственные обвинители ходатайствуют о рассмотрении данного дела в закрытом судебном заседании, ссылаясь на необходимость обеспечить безопасность участников судебного заседания. Суд находит данное ходатайство обоснованным и подлежащим удовлетворению по следующим основаниям. Согласно п. 4 ч. 2 ст. 241 УПК РФ закрытое судебное разбирательство допускается, если этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц.

Как видно из материалов дела, обвиняемым предъявлено обвинение в участии в преступном сообществе, а Трунову в организации и руководстве этим сообществом Шевцову в руководстве структурным подразделением этого сообщества, а также в совершении ряда иных преступлений в отношении большого числа лиц. Данные обвиняемые обвиняются в совершении этих преступлений совместно с другими лицами, объявленными в российский и международный розыск, которые могут воспрепятствовать рассмотрению дела. По делу предстоит допрашивать большое количество лиц под псевдонимами, опасающихся за свою безопасность. Кроме того, дело подлежит рассмотрению судом присяжных, для обеспечения безопасности которых требуется проведение закрытого судебного заседания при рассмотрении данного дела».

Адвокатская жалоба на это постановление основывалась на следующем: «Вместе с тем, в соответствии с Определением Конституционного суда РФ от 17.07.2007 года № 622−0-0 указанные меры носят исключительный характер, направленных на защиту участников уголовного судопроизводства, исходят из необходимости поддержания благоприятного баланса между нуждами уголовного судопроизводства и правами его участников, с тем чтобы был сохранен справедливый характер судебного разбирательства и права защиты не были полностью лишены своего содержания.. в постановлении суда о проведении закрытого разбирательства должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых суд принял данное решение.

По мнению защиты, рассмотрение данного дела в закрытом судебном заседании без предоставления государственным обвинением конкретных и достоверных данных, свидетельствующих о необходимости обеспечения безопасности участникам судебного разбирательства, нарушает право подсудимых на гласность судебного разбирательства».

Этим адвокатским доводам апелляционная судебная инстанция не вняла, 15 февраля огласила лишь резолютивную часть. Мотивированное своё решение пока ещё не представила сторонам судебного процесса.

Несмотря на то, что процесс идёт по уголовному делу, среди наблюдателей есть версии о том, что тут может выплеснуться политическая составляющая. В качестве «политической» подоплёки сторонники такой версии называют то обстоятельство, что среди 300 свидетелей имеются чиновники из ведомств различного уровня, и, причём, довольно высокого, в том числе депутаты Новосибирского законодательного собрания. Имеется информация также о том, что несколько журналистских организаций и редакций СМИ намерены обратиться в прокуратуру, адвокатскую палату Новосибирской области, к председателю Новосибирского областного суда с запросами о том, на каком основании этот громкий процесс, по уголовному делу организованной преступной группировки судебная власть намерена провести в закрытом от журналистов режиме? То ли судебная власть решила проверить журналистский корпус на предмет наличия способностей к получению информации помимо официальных структур, то ли считает журналистов как раз теми, кто может нарушить «интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства», то ли имеется ещё что-то невидимое за обтекаемой формулировкой судебного постановления, то ли это особенность уголовно-процессуального законодательства, когда доступ к «телу гласности» возможно получить лишь за счёт каких-то особенных связей либо в криминальных, либо в правоохранительных, или в судебных структурах …

В таком случае возникает вопрос: на что толкает журналистов вот эта система закрытия гласности в судебном процессе?

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

Обязательная информация.

Фонд содействия развитию массовых коммуникаций и правовому просвещению «Так-так-так» внесен в Реестр НКО, выполняющих функцию иностранного агента. Мы обязаны размещать этот комментарий, исполняя требование существующего законодательства, но заявляем, что считаем решение Минюста необоснованным и оспариваем его в суде.

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Яндекс.Метрика