Продолжая работу с сайтом taktaktak.ru, вы подтверждаете использование сайтом cookies вашего браузера с целью улучшить предложения и сервис на основе ваших предпочтений и интересов. Подробнее

Этот сайт использует сервис веб-аналитики Яндекс.Метрика, предоставляемый компанией ООО «ЯНДЕКС», 119021, Россия, Москва, ул. Л. Толстого, 16. Сервис Яндекс.Метрика использует технологию «cookie» — небольшие текстовые файлы, размещаемые на компьютере пользователей с целью анализа их пользовательской активности.

Согласен

Нужно ли иметь высшее юридическое образование для помощи осужденным?

Свердловская обл.конституционные праваКонституционный судосужденныеправа человекауголовное правоШкола гражданского эксперта

Яна Гельмель, из «Межрегионального центра прав человека», рассказывает о важном решении Конституционного суда.

Я с 2015 года занимаюсь правозащитной деятельностью, помогаю осужденным реализовывать свои права в местах лишения свободы. Не секрет, что сотрудники ФСИН не очень любят правозащитников. Часто они не позволяют нам встречаться с осужденными для оказания юридической помощи из-за отсутствия высшего юридического образования. В то время, как в соответствии с ч.4 ст. 89 УИК РФ, такое право у нас есть.

Яна Гельмель

Яна Гельмель

Недавно я в очередной раз приехала к своим подзащитным в колонию. Но начальник не пустил меня, сославшись на то, что у меня нет высшего юридического образования. Якобы требование об образовании указано в Федеральном законе «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации». Я обратилась с жалобой в ГУФСИН по Свердловской области для решения сложившейся проблемы. Но ведомство ответило так же, как и начальник колонии.

Два суда — районный и областной, а потом и кассация, куда я обращалась, отказали в удовлетворении жалобы. Я пыталась оспорить действия начальника колонии и ГУФСИН по Свердловской области. Доказать, что действие указанного Закона не распространяется на осужденных лиц. Так как, в этом Законе прописан исчерпывающий перечень граждан, которые имеют право на получение бесплатной юридической помощи.

Пока я и мои подзащитные ожидали рассмотрения кассационной жалобы в Свердловском областном суде, мы направили жалобу в Конституционный суд РФ.
Кассационная инстанция — Президиум Свердловского областного суда, как и нижестоящие суды, отказала в удовлетворении жалобы. При этом кассационная инстанция в своём определении указала, что представитель правозащитной организации не имеет права оказывать юридическую помощь, т.к. у него отсутствует высшее юридическое образование. «Заключенные, вопреки их недостоверным утверждениям, — говорится в документе, — имеют профессиональных защитников (представителей) в лице адвокатов, которые вполне способны оказать им квалифицированную юридическую помощь. Следовательно, административные истцы злоупотребляют своими правами, в том числе правом на судебную защиту».

Решение судьи Президиума Свердловского областного суда повергло правозащитников и многих адвокатов в шок. Ведь судья Свердловского областного суда вышел за рамки своих полномочий и указывает осужденным на способ защиты своих прав.

Более того, судья подменяет понятия: «право на защиту», предусмотренное УПК РФ и «право на юридическую помощь», о котором говорит УИК РФ. Это совершенно разные понятия. И лица, оказывающие помощь в порядке УПК РФ и в порядке УИК РФ — обладают совершенно разными правовыми статусами.

Как мы и предполагали, Конституционный суд РФ встал на сторону осужденных и подтвердил право представителей правозащитной организации, не имеющих высшего юридического образования, оказывать юридическую помощь осужденным.

Недавно на сайте Конституционного суда РФ появилось «Определение об отказе в принятии к рассмотрению жалобы осужденных на нарушение их конституционных прав». Хотя это отказ в принятии жалобы, но в нем суд четко разъяснил положение ст. 12 УИК РФ и ч.4 ст. 89 УИК РФ. В документе говорится: «Данные законоположения не устанавливают каких-либо требований к уровню образования лица, имеющего право на оказание юридической помощи осужденным».

На данный момент правозащитная организация «Межрегиональный центр прав человека», подала жалобу в Верховный суд РФ на решения судов первой, второй и третьей судебных инстанций Свердловской области. Мы хотим уже на федеральном уровне устранить противоречия, в которые нас загнали судьи Свердловского областного суда.

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

Обязательная информация.

Фонд содействия развитию массовых коммуникаций и правовому просвещению «Так-так-так» внесен в Реестр НКО, выполняющих функцию иностранного агента. Мы обязаны размещать этот комментарий, исполняя требование существующего законодательства, но заявляем, что считаем решение Минюста необоснованным и оспариваем его в суде.

2 комментария

Написать свой

  1. EMakey # 21.11.2018 в 00:00

    Часть 8 статьи 12 Уголовно-исполнительного кодекса РФ гласит: для получения юридической помощи осужденные могут пользоваться услугами адвокатов, а также иных лиц, имеющих право на оказание такой помощи.
    Если в соответствии со статьей 49 Уголовно-процессуального кодекса РФ в качестве защитника в суде может быть допущено иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, то по какой причине отказывают представителю общественной организации в защите прав осужденного?
    Прямого запрета в законодательстве нет на участие иных лиц в системе бесплатной юридической помощи для такой категории как осужденные.

  2. EMakey # 21.11.2018 в 00:05

    К тому же, адвокаты не всегда могут оперативно откликнуться на просьбу осужденного о помощи.
    Вообще, эта тема нуждается в более развернутой дискуссии и юридического и правозащитного сообщества. Также важно мнение ОНК.
    Хорошо знаю работу ребят из МЦПЧ, они действительно подвижники в своем деле.

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.