Продолжая работу с сайтом taktaktak.ru, вы подтверждаете использование сайтом cookies вашего браузера с целью улучшить предложения и сервис на основе ваших предпочтений и интересов. Подробнее

Этот сайт использует сервис веб-аналитики Яндекс.Метрика, предоставляемый компанией ООО «ЯНДЕКС», 119021, Россия, Москва, ул. Л. Толстого, 16. Сервис Яндекс.Метрика использует технологию «cookie» — небольшие текстовые файлы, размещаемые на компьютере пользователей с целью анализа их пользовательской активности.

Согласен

Социолог Ирина Скалабан: «Без неравнодушных людей город быстро потеряет потенциал развития»

Новосибирскгородские конфликтыПраво на город

Доктор социологических наук, профессор Ирина Скалабан — научный консультант проекта «Право на город: от общественного расследования — к общественному участию в принятии решений», который в настоящее время реализует Фонд «Так-так-так». В интервью газете «Ведомости Законодательного собрания Новосибирской области» она размышляет о природе городских конфликтов и о том, как конфликты могут послужить развитию городской среды.

Предлагаем вашему вниманию несколько фрагментов этого интервью.

skalaban-1

— По поводу чего конфликтуют люди?

— …Весь социальный мир горожанина так или иначе связан с конфликтами. Конфликты возникают там, где происходят изменения. Вот такой парадокс: конфликты раздражают, но, если их нет, нет и развития. И тут надо уточнять, какие конфликты являются конфликтами развития, а какие — деградации. К сожалению, с тем, как мы разрешаем конфликты, есть проблемы. За много лет Новосибирск научился активно конфликтовать, но механизмы согласования интересов разных групп у нас слабо развиты.

— Можно ли так выстроить градостроительную политику, чтобы минимизировать возможность конфликтов?

— Убрать конфликты из городского развития полностью не удастся. Идеальные механизмы диалога наладить пока никому не удалось. Например, Шерри Арнштейн в США ещё в 60-е годы описала возможные стратегии привлечения гражданского общества к управлению. Из них сегодня самым эффективным признаётся общественное консультирование. Но у нас часто не реализуется даже нижний уровень вовлечённости граждан — их информирование. Вокруг огромное количество строек, и меня, жителя, волнует, планирует ли город расширять улицы, делать их комфортнее для движения, что будет со школами. Да, можно открыть кадастровую карту, генплан, но во всём мире этот вопрос решается в большей степени на технологиях общения. Мы сами вылепливаем конфликты, игнорируя законное желание людей знать, что будет происходить вокруг них. А параллельно существует вселенная социальных сетей, помогающая выстраивать горизонтальные связи. Если власть не хочет сделать меня своим сторонником — им меня сделает кто-то другой.

— То есть городская власть с информированием людей и модерацией конфликтов не справляется?

— Мне не нравится, как она это делает, и то, что эти вопросы часто решаются в закрытых пространствах, а горожане остаются ни при чём. Высока неопределённость. Практики модерации конфликтов у нас были: в какие-то моменты эти функции брала на себя мэрия (как, к примеру, с конфликтом вокруг граффити «Мы из Сибири» у гостиницы «Центральная»), иногда она даже поддерживала жителей (как в конфликте вокруг лицея «Надежда Сибири»), обращалась к экспертам за помощью в урегулировании конфликтов. Но отработанной управленческой технологией это не стало. Потенциал защищающих жителей скорее нейтрализуется, чем используется в городских изменениях. Хотя конфликтологическая компетентность муниципальной власти должна быть на порядок выше, чем у региональной и федеральной. Потому что на муниципальном уровне конфликт более многообразен; кстати, здесь последний уровень, где он может не иметь политический характер, а как только уходит выше, то политизируется сразу или через манифестируемую повестку, или через субъектов — партии и объединения.

— Для возникновения конфликта обязательно нужен лидер?

— Опыт наших бесед с людьми, включёнными в разные конфликты, показывает: персоналии очень важны. Но с персонами всё непросто. Есть персоны конкретного конфликта, которые решают насущную проблему и уходят с городской сцены. Есть персоны, которые конфликт решают, но потом пользуются его ресурсом, чтобы добиться публичности. Кто-то сохраняет бойцовскую гражданскую позицию, продолжая отстаивать свои ценности, — как, например, эколог Наталья Шамина, занимающаяся и лесом, и культурными памятниками, и умеющая привлекать внимание к проблемам. Есть фигуры не очень публичные, которые сами в пикетах не стоят, а занимаются аналитической работой, изучая кадастровые карты, документы тендеров и их вклад в информирование жителей, привлечение внимания к проблемам города, — к примеру, как Михаил Рязанцев или Юлия Дрокова. Но глашатай конфликту, конечно, тоже нужен. Они могут нам не нравиться, их лозунги могут казаться смешными или раздражающими, но очень важно, чтобы они были, — кто-то должен нас постоянно будоражить. Без неравнодушных людей город быстро потеряет потенциал развития.

Читать полностью: https://clck.ru/W4DFD

Если у вас есть вопросы по защите ваших прав, пишите нам в раздел «Консультации». Эксперты «Так-так-так» всегда готовы помочь вам.

И подписывайтесь на обновления «Так-так-так»!

А также присоединяйтесь к нам в социальных сетях: Facebook ВКонтакте Одноклассники Twitter Instagram

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

Обязательная информация.

Фонд содействия развитию массовых коммуникаций и правовому просвещению «Так-так-так» внесен в Реестр НКО, выполняющих функцию иностранного агента. Мы обязаны размещать этот комментарий, исполняя требование существующего законодательства, но заявляем, что считаем решение Минюста необоснованным и оспариваем его в суде.

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.